Война идеалов

Война идеалов
Интервью с Моше Фейглиным
Моше Фейглин – создатель «Зо Арцейну» - движения гражданского сопротивления договору Осло и лидер правого крыла Ликуда. Капитан запаса инженерных войск и бывший бизнесмен, в свои 47 лет Фейглин уже опытный политик. Его деятельность в Ликуде проходит под лозунгом «Еврейское руководство – Ликуду и всей стране!». При этом речь идет не о религиозном, а именно о национальном и либеральном руководстве в национально-либеральной партии. Фейглина привлекают цели, записанных в уставе Ликуда: возвращение еврейского народа на Землю Израиля, ее заселение и распространение на нее израильского суверенитета, укрепление демократии и еврейских традиций.

В августе 2007 года Фейлин выставил свою кандидатуру на выборах главы Ликуда, которую поддержало около четверти ликудников. Другие конкуренты Нетаниягу, бывшие министры, сняли свои кандидатуры в самом предвыборной кампании, удостоверившись по опросам, что Фейглин их значительно обогняет.

Перед последними всеизраильскими выборами Нетаниягу, выстраивавший центристский имидж для своей партии, стремился не слишком афишировать ее правое крыло. Партаппарат, подчиненный главе партии, смог с помощью различных трюков и апелляции в Высший суд Справедливости (БАГАЦ) передвинуть Фейглина с реального 20-го места, которое тот получил в ходе голосования всех членов партии, на нереальное 36-ое. После этой скандальной махинации популярность партии Ликуд, по опросам набиравшей от 35 до 40 мандатов, резко упала, и на выборах Ликуд получил 27 мест, на одно место меньше партии Кадима.

Неудача не разочаровала Моше Фейглина. «Если бы моей целью было любым способом попасть в депутатское кресло, то я бы уже давно в нем сидел», - утверждает он. На вопрос, не собирается ли Фейглин после этого скандала выйти из Ликуда, как это сделал, например, Узи Ландау, Фейглин отвечал резко отрицательно. Даже не став депутатом, он сохраняет политическое влияние в партии, встречается с депутатами и министрами. Его недавняя встреча с министром по вопросам стратегии Моше (Буги) Яалоном вызвала бурную реакцию в прессе.

Г-н Фейглин, скажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь сейчас, между выборами?

- Как видите, сижу и пишу, - улыбается Фейглин.

Мы сидим с ним в его окруженном розами офисе в Карней Шомроне. В соседней комнате секретарша отвечает на постоянно звонящий телефон. На столе перед ним компьютер, за его спиной на стене большая фотография Иерусалима. Рядом полки с книгами и брошюрами, изданными «Еврейским руководством».

- Каждую неделю у меня выходит от трех до пяти статей в газетах «Макор ришон» и «Бе Шева», на интернет-сайтах Ynet и «NRG-Маарив». Для газет «Джерусалем пост» и «Джуиш пресс» мне приходится писать по-английски. Часть из моих статей переводится и на русский. Кроме того, сейчас я занят своей новой книгой. Две моих книги уже вышли и раскупаются, как в оригинале, так и в переводе на другие языки (прежде всего на русском и английском). Есть еще выступления по радио и по телевидению, лекции, встречи. Например, на прошлой неделе я выступал на митинге «Всемирного Ликуда», который собрал несколько тысяч человек в Самарии в поселении Ревава в поддержку поселенческого движения. Все это для того, чтобы донести идеи «Еврейского руководства» до широких кругов израильского общества.

Во вступлении к своей книге «Война идеалов», Моше Фейглин пишет о важности тех вопросов, которые обсуждает общество. Зачастую сама правильная постановки вопроса даже важнее предлагаемых ответов. На неправильный вопрос любой ответ будет плохим, а правильное видение проблемы приводит к ее решению. Вот цитата из книги:

«Левым удалось закрепить в сознании израильского общества не подвергаемую сомнению аксиому, что единственная цель, стоящая перед страной, – это добиться мира и безопасности… Мир – это замечательная вещь, но это не цель, а, скорее, средство. Если бы нам был нужен только мир, то мы могли бы собрать вещички и улететь в более безопасные места.

Нам нужна другая цель – выполнение исторических задач еврейского народа. Это не чисто философский вопрос: сегодня, яснее чем когда бы то ни было, что это вопрос самого нашего выживания».

Давайте обсудим с вами те вопросы, которыми занято сегодня общественное мнение. Что вы думаете о «докладе Гольдстона» - доклад комиссии ООН, выставляющий Израиль военным преступником?

Против Израиля ведется целенаправленная юридическая война. Делается все, для того, чтобы в следующий раз правительство Израиля побоялось защищать своих граждан с помощью военных операций, подобных операции «Литой свинец».

Для меня в этом феномене нет ничего удивительного. Я всегда утверждал, что война, которую ведет Израиль, - это в первую очередь нравственное противостояние, «война идеалов», и только во вторую – противостояние вооруженное, физическое. Отчет Гольдстона продемонстрировал Ахиллесову пяту современной сионистской идеологии. Мы все время пытаемся обосновать наше право на еврейское государство используя западноевропейскую христианскую мораль: право слабого на жизнь, на оборону, «право жертвы». Всех иностранных гостей высшего уровня мы приглашаем в музей Яд ва-Шем, как бы намекая им: «Смотрите, что с нами сделали в 20 веке в Европе. Поэтому, дайте нам возможность иметь собственное государство, чтобы эта трагедия никогда не повторилось!»

Но наша апелляция к правам жертвы сегодня уже не работает. Наше государство сильно и самостоятельно, а право жертвы начали примерять на себя отъявленные бандиты. Европейцам надоели напоминания об их вине перед нами. Мы пытаемся играть с ними по их правилам, мерить себя их меркой, и поэтому они чувствуют себя вправе поучать нас, как учитель своего ученика. И чем больше мы стараемся понравиться, тем сильнее звучит их осуждение.

Возьмем обратный пример. На явного преступника Ахмединеджада не жалуются в ООН, против ХАМАСА не открывают дела в международных судах. Каждому ясно – взывать к их моральным ценностям бесполезно, они признают только силу, и связываться с ними никто не хочет.

В отличие от этих бандитов, у нас, евреев, есть свои, разрабатываемые тысячелетиями нравственные нормы, знакомые Западу. Но если мы сами заранее отказываем себе в праве на свою собственную точку зрения, если судим себя по чужим, неизвестно кем принятым меркам, то никакого диалога по поводу того, что нравственно, а что – нет, не получится. Опыт показывает, что международные организации осуждают в основном тех, кто сам сомневаемся в собственной легитимности и готов признать их приговор. Тех же, кто настаивает на собственной правоте, оставляют в покое, применять силу сегодня не спешат даже по отношению к явным преступникам.

Рядовому жителю Израиля такие декларативные осуждения практически ничем не угрожают. Вот мне, например, не так давно прислали официальное письмо о том, что мне запрещен въезд в Англию. Я не собирался туда ехать и, несмотря на многочисленные предложения от адвокатов-добровольцев, не стал подавать никаких апелляций. Я только послал им ответ, высказав все, что я думаю о тех англичанах, кто осудил меня за слова, взятые мной из книги Клода Джарвиса, возглавлявшего британскую администрацию в Синае. Мы с друзьями посмеялись и все.

Однако это оружие осуждения, направленное против нас, не стоит недооценивать. Оно очень эффективно, так как направленно избирательно именно против наших руководителей высокого ранга: политиков, высоких военных чинов. Их уязвимость была заметна по той истерии, которая поднялась в верхах в связи с докладом комиссии Гольдстона. Дело в том, что все нынешнее руководство Израиля либо вышло из той тонкой социо-экономической прослойки, которая сама называет себя «просвещенное меньшинство», либо зависит от нее и ее опасается. Тон задают левая пресса и судьи Верховного суда. Открывать или не открывать дело против членов кнессета решает юридический советник Мени Мазуз, бывший участник левоэкстремистского движения «Шалом Ахшав». Все эти люди считают себя «гражданами мира», они рассматривают Израиль как трамплин, как «задний двор» международной политики. Они не заинтересованы в еврейском государстве, а настаивают на превращении Израиля в безликое «государство всех его граждан». И вот теперь Пересу или Бараку чужие леваки говорят: «Вы - оккупанты, преступники, вам нельзя ездить в ту или иную европейскую страну», и им даже нечего противопоставить, ведь они сами именно так и думают.

Такая готовность руководства играть по чужим правилам ставит в опасность само существование еврейского государства.

Возьмем хотя бы случай Гилада Шалита, ведь его можно было бы легко освободить. Для этого нужна только решимость блокировать Газу, перестать снабжать ее электричеством и топливом. Нужно уравнять условия содержания Шалита и арестованных нами хамасовских террористов - лишить их писем, свиданий, передач, лишить их близких любой информации о том, живы ли они и где находятся. Но Израиль этого не делает, он хочет действовать как «просвещенное государство» и в этом вновь проявляется страх наших руководителей за свое положение.

Как вы относитесь к нынешней сделке с Хамасом: освобождение 20 террористок за видеоролик с Гиладом Шалитом?

Нам говорят, блокада Газы безнравственна, права заключенных-террористов охраняются международными законами. И мы добровольно и слепо следуем этим абстрактным принципам.

В результате, в чем проявляется наша нравственность? Известна статистика: 80% преступников из Хамаса и 50% из Фатха после освобождения возвращаются к террористической деятельности. Значит 16 из 20 освобожденных нами по сделке террористок снова попытаются пролить еврейскую кровь. Нравственно ли расплачиваться жизнью евреев только за то, чтобы увидеть, как мучают Гилада Шалита и ничего не делать для его освобождения?

Именно то, что наше руководство думает не о своем народе и его правах, а о том, как оно выглядит в чужих глазах, ведет к разрушению Израиля.

Но ведь Нетаниягу в своей речи в ООН говорил именно о нашем праве на землю отцов, разве не так?

Да, он упомянул о земле отцов, но главный посыл его речи заключался в другом. Он сказал, что Израиль сделал шаг к миру, выселив евреев Гуш Катифа. И стоит вспомнить, что он сам, до того, как в последний момент подал в отставку, вынужден был проголосовать за план Шарона. Сегодня он очень не любит про это вспоминать.

Так вот, в ООН Нетаниягу сказал, что выселив евреев, мы взамен получили «касамы» и международное осуждение, поэтому, если вы не перестанете грозить нам судом, мы не сможем продолжать передавать арабам части Земли Израиля. Смысл его речи: «Гольдстон в обмен на территории».

Нетаниягу повторяет лозунг «Два государства для двух народов», он вкладывает деньги в их экономику и считает легитимными требования «народа», который добровольно, демократическим образом поставил над собой террористическую организацию ХАМАС.

Но ведь после избрания в Газе правительства Хамаса практически требуется уже не меньше трех «государств»?

Какая разница, факты на местности никогда не ограничивали левацкие политические фантазии. Главный факт заключается в том, что если мы не хотим вспоминать о своем еврействе и своей обязанности вернуться в Землю Обетованную, то у нас просто нет подходящих понятий и инструментов для решения сегодняшних проблем. Если мы просто хотим получить «государство-убежище», если мы только беженцы от европейских гонений и ущемили права «коренного населения», то, следовательно, мы – захватчики, и нам необходимо отступать, уступать и договариваться.

За любой сиюминутной тактикой должна стоять стратегия, включающая в себя как правовые, так и нравственные вопросы. Когда такой стратегии нет, то политик плывет по течению. Если нет ответов на главные вопросы, то в ход идут мантры: «дадут – получат, не дадут – не получат» или «два государства…». Настоящие национальные лидеры всегда думают о стратегии, но если вместо лидеров у власти стоят политиканы, то они видят только свою ближайшую выгоду. На выборах всегда можно обмануть избирателя правой риторикой, но после для политического выживания важны уже не интересы избирателей и страны, а то, что пишет «Едиот ахронот» и БАГАЦ.

Сами левые хорошо понимают с какой стороны бутерброд намазан маслом. Их далекие от действительности фантазии приносят им вполне реальные богатства и почести. Возьмите, к примеру, Переса и его идею о «Новом Ближнем Востоке». Сегодня он президент, распоряжающийся многомиллионными фондами и катающийся по всему миру.

Или, напротив, возьмем совсем мелкую сошку, бывшего инспектора полиции округа Негев Нисо Шахама, того самого, чье сквернословие в адрес «оранжевых» записал и транслировал телеканал. Шахам приказывал избивать демонстрантов, применял драконовские меры против поселенцев. А недавно был награжден назначением на пост замначальника Иерусалимского округа. И именно он закрыл на весь праздник Суккот доступ евреям на Храмовую гору.

Но ведь в течение всего праздника Суккот арабы устраивали беспорядки на Храмовой горе и в Восточном Иерусалиме. Они бросали камни в молящихся, нападали с ножами на граждан, солдат и полицейских . Возможно закрытие Храмовой горы – это оправданная мера безопасности?

Не арабский террор вызвал запрет евреям подниматься на Храмовую гору, а, наоборот, существующий запрет свободного доступа для евреев провоцирует арабский террор. Если мы сами отдаем суверенитет над историческим центром Иерусалима в чужие руки, то тут удивляться нечему.

Но ведь некоторые раввины запрещают подъем на Храмовую Гору по галахическим соображениям?

Вы имеете в виду, разрекламированный в прессе ответ рава Эльяшива президенту Пересу по поводу подъема на Храмовую гору? Да, рав Эльяшив против свободного доступа евреев, но пресса забыла упомянуть, что рав так же против создания государства Израиль.

Перес и рав Эльяшив просто вместе морочат публике голову. Заметьте, Перес, которого галахические правила волнуют как прошлогодний снег, как в отношении Храмовой Горы, так и в любой другой области, вдруг задает раву вопрос. Задает потому, что заранее знает, что он получит именно тот ответ, какой ему нужен. По другим вопросам, например, по поводу парада гомосексуалистов, когда ответ рава может его не устроить, он его не спрашивает.

В свою очередь, рав Эльяшив, представляющий ультраортодоксальное направление, никогда не обсуждал с Пересом проблему еврейского суверенитета над Храмовой горой, потому, что рава несионистского направления не волнует суверенитет еврейского государства ни на Храмовой горе, ни в каком бы то ни было другом месте, он в нем вообще не нуждается.

Рав Эльяшив прекрасно знает, что в Торе записано даже не право, а обязанность еврея по отношению к Храмовой горе, мицва, ограниченная соблюдением определенных галахических предписаний. Рав Эльяшив вправе запретить своим ученикам все, что считает нужным, не важно, связано ли это с Галахой или с его политическими соображениями. Но большинство раввинов религиозно-сионистского направления, в частности все раввины ешив, где учеба совмещается со службой в армии (ешивот-эсдер), поднимаются на Храмовую гору.

У ревизионистского направления сионизма, чьим наследником выступает партия Ликуд, к которой я принадлежу, был свой поэт Ури Цви Гринберг. Он не был религиозным человеком в современном понимании этого слова, например, не носил кипу. Но он был больше чем поэт, его называли пророком, и он писал: «Кто владеет Храмовой горой, тот имеет власть над всей Землей Израиля». Именно те причины, по которым мы уступили власть над Храмовой Горой, привели к тому, что сейчас мы теряем власть над Израилем.

Интервью записала А. Рабинович

"Вести" 15.10.2009

(Моше Фейглин – лидер движения «Еврейское руководство»)
http://www.manhigut.org/russian/

Другие статьи Фейглина

Powered by Drupal - Design by artinet