Сила против силы

На главную » Публицистика » общество

версия для печати
Сила против силы

проф. Исраэль Дацковский

18 Сентября 2009

В последнее время вопрос силового противостояния групп населения между собой и по отношению к учреждениям власти получил новый импульс - открытие иерусалимской автостоянки “Карта” по субботам (без взимания денег). Эта автопарковка расположена, с одной стороны, недалеко от стен Старого Города и открыта с целью упорядочивания парковки машин приезжающих в субботу в Старый Город. Люди приезжали и приезжают по субботам в Старый Город, да, грубо нарушая святость шаббата и нарушая ее именно в Старом Городе Иерусалима, у самой Храмовой горы и Западной Стены Храма (!). Но они парковались где попало и при этом создавали угрозу своей и другим жизням. Мэр Иерусалима Нир Баркат решил открыть парковку, чтобы в условиях нарушения шаббата, с которым не получается и не хочется справиться, хотя бы уменьшить опасность для жизни людей. Но, с другой стороны, эта автопарковка расположена недалеко от ультраортодоксальных районов Иерусалима. Жители этих районов до открытия автостоянки вынужденно мирились со спонтанным автодвижением под стенами Старого Города в шаббат (пресловутый “статус-кво”, нет сил прекратить это, с их точки зрения, безобразие). Но оказались не готовы мирно принять санкционированное властью организованное нарушение шаббата - Талмуд утверждает, что пролом приглашает вора, открытая в шаббат автостоянка увеличит количество желающих нарушать шаббат. И начались беспорядки.

Иным решением, идущим в струе желаний ультраортодоксальных соседей спорной автостоянки могло бы быть указание послать полицейских для предотвращения “неправильной” стоянки, что в отсутствии “разрешенных” стоянок привело бы к уменьшению моторизованного потока туристов и жителей Израиля в субботу в Старый Город и, соответственно, к уменьшению массового нарушения шаббата хотя бы в этом, особенно святом районе.

Отметим, что своя правота есть у обеих сторон. Правда, признавая правоту власти, в данной ситуации заботящейся о безопасности нарушающих шаббат граждан, улучшая им условия для нарушения шаббата, придется косвенно признать нееврейский характер власти, осуществляемой евреями по Галлахе в святом Городе (и в Стране). И последствий у такого признания - много, вплоть до признания изначально преступного характера такой власти. Но мы сейчас - не об этом, так как подобные выводы можно сделать только с определенной идеологической позиции, которая общепринятой не является. Такая власть существует и властвует, и это - непреложный факт, отрицать который невозможно.

А нам сейчас интересны способы разрешения конфликтов, которые неизбежно возникали, возникают и будут возникать при столь разных взглядах на мир со стороны власти и со стороны отдельных (иногда - весьма больших) групп населения. Или при отличиях взглядов и интересов отдельных групп населения.

Проф. Пол Эйдельберг в одной из своих книг писал, что, несмотря на весь прогресс и международные организации типа ООН, единственным фактором, определяющим владение данной территорией данным народом, как и в древнейшие времена, является сила. Похоже, что сейчас положение стало несколько сложнее, появился фактор лени народов, отсутствие желания и необходимости захватывать территории соседей, превращение развитого мира в глобальную деревню и отсюда - территориальный статус-кво, но это касается лишь части стран. Не нужно забывать, что еще в середине ХХ века Германия пыталась решать проблемы старым и испытанным способом, да и позже, конфликт вокруг Фолклендских островов в 80-е годы ХХ века между Англией и Аргентиной решался тем же способом - противостоянием военных сил. И это - не упоминая иные многочисленнейшие иные военные конфликты только второй половины ХХ века и начала века ХХI. И нынешнее положение в Ираке и Афганистане продолжает подбрасывать подтверждение словам проф. П. Эйдельберга. Похоже, что будущее решение иранской и/или корейской атомной проблемы так же подтвердит этот тезис - по крайней мере, ни экономические, ни дипломатические меры “воздействия” ни малейшего впечатления на эти режимы не производят. “А Васька слушает, да ест”. Без принципа “нужно власть (читай - силу) употребить” никто ничего не хочет понимать.

Кстати, многие совершенно необоснованно удивляются бездействию и пассивности международных (под флагом аж самой ООН!) “миротворческих” сил в Южном Ливане (ЮНИФИЛ). А ведь ответ прост и лежит в той же силовой сфере - если Израиль поймает этих представителей на откровенном закрывании глаз на их “долг” или даже на их прямой помощи “Хизбалле”, он ноту протеста пошлет в ООН, но если “Хизбалла” заподозрит представителей “миротворческих” сил в лояльности их долгу, или, что еще хуже, в сочувствию к Израилю, она этих представителей безжалостно и сразу отправит домой - в гробах. А “миротворцы” - они люди. Они жить хотят. Поэтому любые переговоры даже лишь о возможности передать какие-то функции “миротворцам”, международным или американским, в Иудее или Газе - уже есть предательство интересов евреев.

Сразу скажем, что отношения власти и населения в Израиле также полностью лежит в русле этого тезиса - главенства грубой силы. Иными словами, в огромном большинстве случаев договориться “цивилизованными” методами не представляется возможным.

Наше общество находится сегодня не просто в чрезвычайно раздробленном состоянии, но представляет собой довольно спонтанный набор силовых групп, которые даже не пытаются договориться не только со всем народом (а как вообще можно договориться с раздробленным народом?), но и с теми группами, с которыми они вступают во временные и неустойчивые союзы для силового вынуждения всех остальных вынужденно согласиться с теми или иными выгодными им (или временно кажущимися им выгодными) решениями. Эти союзы крайне не жизнеспособны, легко распадаются для создания их же в новом сочетании для силового же принятия новых решений, часто за счет частичного или полного разрушения старых, с таким трудом завоеванных достижений. Каждая группа одновременно вынуждена быть во многих союзах с противоречивыми интересами, но главный интерес - править. Часто - даже без понимания собственных интересов.

Все это на современном “политкорректном” новоязе называется “статус-кво”, основа которого - вооруженный нейтралитет и невозможность со стороны ни одного из интересантов изменить имеющуюся, но на самом деле не устраивающую ни одну из противодействующих сторон ситуацию. Как только у какой-либо силовой группы появляется возможность изменить состояние и выдержать неизбежный протест остальных, “статус-кво” немедленно нарушается, меняется и замирает в новом состоянии до появления новой силовой возможности его изменить дальше или вернуть в более старое состояние.

Блестящее подтверждение сказанного представляет собой как процесс избрания, так и функционирование нашей политической структуры, как верхней (Кнессет), так и местной - муниципалитеты. Особенно в муниципалитетах хорошо видно, что некоторая сила, дорвавшись до власти, даже если хочет править в интересах избравшего ее слоя населения, просто понятия не имеет как это делается, как работает механизм управления, как именно направить ресурсы в пользу нужного слоя. И все заканчивается назначением “нужных” людей на “правильные” должности (не только высокие, количество ставок писарей, уборщиц и дворников для “своего” слоя запланировано заранее) и раздачей подрядов и заказов “правильным” исполнителям без проверки и без понятия, могут ли они выполнить порученную работу хоть с минимально-приемлемым качеством на минимальном уровне профессиональности. При этом весь избравший эту силу слой остается ни с чем.

Это состояние полностью определяется отсутствием общественного договора - системы ценностей, активно и сознательно принимаемой большинством народа. Даже не будем упоминать, что единственным общественным договором евреев была и может быть только Тора - все остальные базы общественного договора (либерализм, демократия, общечеловеческие ценности и проч.) - фантазии. На самом деле за всю историю существовало (да и то достаточно короткое время) не столь уже много обществ общественного договора. Ну, царство Шломо в IX веке до “н. э.” (чьей - нашей? Чьей - новой? Это их (христиан) эры!). Ну, с некоторой натяжкой, Америка после гражданской войны Севера и Юга где-то до 70-х годов XIX века. Наверное, можно отнести к этому типу общества раннюю Грецию и ранний Рим. Ни царство Хизкиягу, ни царство Маккавеев нельзя отнести к обществу общественного договора, так как они строились на силовом принуждении к соблюдению признаваемого большинством договора, который, однако, не соблюдался без силовых, принуждающих рамок.

Иным типом достаточно устойчивого общества является силовое, диктаторское общество с одним полюсом власти (не будем говорить - на сколько времени оно устойчиво и как оно меняется, развивается или чаще - деградирует с течением времени). Этот тип общества существовал веками без серьезных изменений. Именно такое общество в мировом масштабе пытались построить США в конце ХХ века, сочтя, что лишь они являются полюсом власти и силы, но этот тип мироустройства так и не стал хоть сколько-нибудь полным, да и даже в своей весьма ограниченной форме даже и 15-и лет не продержался.

Нынешнее состояние израильского общества представляется нам худшим из возможных вариантом - дисперсным силовым обществом, где нет сколько-нибудь заметных полюсов власти, но при этом все вопросы решаются силовым путем временными и слабыми силовыми объединениями. Такое общество можно было бы назвать олигархически-анархическим (при всей несовместимости этих понятий в их классическом прочтении), когда члены олигархии (разделенной на различные “элиты”) в личном плане пользуются весьма широкой личной и экономической вседозволенностью, но при этом достаточно слабо контролируют анархизм (читай - безвластие и хаос) и более мелкую степень вседозволенности как структуры в целом, так и отдельных членов остального общества. Наверное, иное и не могло возникнуть при внедрении “демократии” в общество диктаторско-рабской восточной ментальности, когда кроме верховного правителя и самого низа все остальные совмещают рабство вышестоящему и диктатуру по отношению к нижестоящим. (Кстати, демократия - по определению - форма правления. Цель правления всегда лежит вне формы. Поэтому объявить целью правления “установление демократических ценностей” (даже если таковые и удастся обнаружить, что весьма сомнительно) - уже является бредом изначальным). Одним из, по-видимому, неизбежных признаков такого, построенного исключительно на грубой силе в “демократической” упаковке общества является огромный, сверх всякой меры раздутый и снизу доверху коррумпированный, неэффективный и косный госаппарат, чиновники которого характеризуются именно вседозволенностью и безвластием одновременно. Удивляет, как быстро признанные “развитые” демократии типа США или Англии скатываются к этому типу общественного устройства!

Одним из косвенных следствий этого общества является “необходимость” разрушения системы образования для предотвращения генерации поколений образованных, думающих людей, “обязательность” подмены ценностей любого общественного договора системой возвышения ценности и значимости удовлетворения низменных, базовых инстинктов. Именно это мы с печалью наблюдаем в израильской школе последние лет 30. А следствий у этого процесса много - тут и разрушение сначала ценности, а затем и самого института семьи, тут и ширящийся разврат, тут и рост насилия и преступности, стирание грани между экономическими преступлениями и коррупцией с одной стороны и силовыми преступлениями против личности с другой, создание и всепроникновение многочисленных мафий - кланов (борющихся между собой за раздел и передел рынка, за сферы влияния. Причем борющихся весьма кровавыми и безжалостными методами, с жертвами не только среди “солдат мафий”, но и среди случайно оказавшихся на месте разборок простых людей. И это не считая ошибок в определении целей ликвидации или ошибок при ее исполнении), слияние мафий с властными и “правоохранительными” структурами. Да и “элиты” по структуре и функционированию мало чем отличаются от мафий, разве что явных и кровавых расправ поменьше, все делается более чисто, “культурно”, “интеллигентно”, но отнюдь не менее жестоко. Естественно, все должно происходить под лозунгом “власть закона”, который мы так часто слышим от власть предержащих именно в качестве прикрытия их пренебрежения интересами народа. Итог: мы повторяем в “Слихот” перед Рош аШана: “Рабы правят нами!”

Успех той или иной силовой группы (в первую очередь - еще не так уж давно всесильных, но сейчас - сильно ослабевших профсоюзов) часто определяется возможностью нажать на болевые точки общества (взять за горло страну) и вынудить “власть” идти на серьезные переговоры с серьезными уступками “нападающим” (часто доведенным до отчаянья многолетними пустыми и бесперспективными “переговорами” с “властью”). Общество “установило” даже некоторую шкалу “терпения” до необходимости прекратить забастовку почти любой ценой:

невывоз мусора - 4-5 дней

прекращение занятий в школах - 2-3 дня

прекращение поставок бензина на заправочные станции - 1-2 дня

но самое эффективное средство давления - закрытие аэропорта Бен-Гурион - 2-4 часа!

После этого проходят истерично-короткие переговоры с весьма частичным и размазанным во времени удовлетворении требований бастующих и принимается “соглашение” об “интенсивном” продолжении переговоров, которые затянутся на годы и ни к чему не приведут до очередного надавливания на болевую точку. Причем, это изначально понятно обеим “высоким договаривающимся сторонам”.

При местном болевом воздействии - перекрытии движения на одной или нескольких автомагистралях - силовое прекращение этого воздействия без всяких переговоров начинается практически мгновенно, а потому оно почти всегда - один из последних жестов отчаяния. И хотя повторяемое перекрытие движения, несмотря на силовой разгон и даже вопреки ему, обладает большой эмоциональной силой, но и оно крайне редко приводит к ощутимым результатам.

А все “законные” и “мирные” средства типа забастовок в неглавных учреждениях почти никакого эффекта не имеют. Ведомство Национального Страхования (“Битуах Леуми”), служба трудоустройства или налоговое управление могут бастовать неделями или месяцами, создавать неудобство отдельным людям и фирмам, но эффективность таких мер приближается к нулю. А уж мирно участвовать в разрешенной властями законной демонстрации и стоять с лозунгами на тротуаре можно хоть до пенсии организаторов. Такие демонстрации никто из власть предержащих просто в упор не видит и реагировать на них изначально не собирается.

Так кто же больше всех проигрывает при таком раскладе? Понятно, что в проигрыше остаются те, в ком сильнее развиты нравственность, этика и в силу этого они не могут безудержно разрушать ткань общества грубой внутренней борьбой. В стороне от дележки пирога остаются слабые и … значительная часть интеллигенции.

Поэтому столь печально было наблюдать “борьбу” Совета поселений против сдачи врагу сектора Газы - несогласие с неподчинением приказу, меры гражданского неповиновения, законные формы протеста и прочие доказательства неспособности что-то сделать. Правда, эта неспособность что-то делать проистекает из провалившейся, но еще живой идеологии довольно позднего МАФДАЛа, когда “святым и правильным” объявляется все, что связано с “нашим” государством и при этом совершенно не замечается или сознательно игнорируется тот факт, что все, что раньше имело хотя бы тень “еврейскости”, уже давно и откровенно проявило свою антиеврейскую сущность - и структура власти, и полиция, и суд, и армия. Даже такие столь явно еврейские постройки как государственная система кашрута и “национально-религиозные” школы оказались, мягко говоря, антиеврейскими. Это - объяснение, но не согласие и не прощение. И именно из слабости протестующих и следуют и жесточайшая, сверхнесправедливая расправа с “оранжевыми” демонстрантами, и продолжение незакрытия уголовных дел на них.

Возвращаемся к открытию по субботам иерусалимской автостоянки “Карта”. Все попытки перевести “беспорядки” в обычные “переговоры” о разумном компромиссе (которые, на самом деле, постоянно ведутся “на медленном огне” с самого начала проблемы, еще при попытке открыть другую автостоянку. Ведутся именно и исключительно для сохранения канала переговоров) заведомо обречены на провал. Возможны три варианта развития событий:
а) закрытие стоянки (маловероятно, слишком явное поражение власти);
б) спонтанное прекращение “беспорядков” - требует времени и терпения - с одной стороны, силы протестующих не беспредельны, с другой стороны - уж очень политически мешают власти эти выступления. Это будет означать поражение протестующих;
в) возможность договориться с лицами, реально руководящими “беспорядками” (читай - “купить” их, но не в личном, а в общественном плане) - самый вероятный и почетный для всех сторон исход. Можно предположить, что религиозное общество получит что-то аппетитное типа разрешений на строительство и расширение строительства йешивот и жилья там, где муниципалитет много лет по тем или иным причинам их не давал (иногда - не потому, что так правильно, а лишь только чтобы сохранить козыри на дальнейшее), типа предоставления финансирования строительства и иных проектов, должности для некоторых, еще что-нибудь.

Но суть происходящего не изменится - только сила решает. Только прорыв к власти ценен. Значит, впереди очередное противостояние со сжиганием мусорных баков, с битьем стекол машин (и полицейских машин - в первую очередь), отчаянное сопротивление действиям армии и ее дикая жестокость при “ликвидации” форпостов и другие виды силовой борьбы и противостояния. Без силового противостояния та сторона, к которой обращаются, которой хотят что-то разъяснить или что-то от нее потребовать, просто не услышит, что к ней кто-то обращается. Жалко тех рядовых солдат или полицейских, которые лично не виноваты и в проблеме не замешаны, но посланы властью на “передний край” и получают удары толпы, иногда жестокие. Их очень жаль, но выбора нет - ведь нет канала диалога, единственный слышимый голос - сила. Иного пока не дано. И нужно хорошо понимать, что иного пока не дано. Однако, жаль, очень жаль.

Другие статьи этого автора

Все авторы «Седьмого канала»

Powered by Drupal - Design by artinet